?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

О Португалии я уже несколько рассказов выложила, а меж тем до нее была шикарная осенняя поездка по замкам Луары. Мы столько всего привезли из этого региона, и столько всего еще хочется привезти! А пока начну хотя бы делиться фотовпечатлениями. Многие считают, что можно посмотреть 2-3 самых известных замка в Луаре, и на этом остановиться, но только не мы! Французские замки - просто кладезь интерьерного стиля и вкуса. А так как у нас впереди обустройство и обуючивание нашего домика- нам это вдвойне полезно и интересно! Еще скажу пару слов про время года! Конец октября - начало ноября - очень красивая пора! Золотая осень! Но из минусов, многие замки уже открыты не каждый день, и поэтому надо очень тщательно планировать посещения!

Начну описывать замки в хронолгическом порядке нашего их посещения. Сегодня рассказ о Сюлли-сюр-Луар, чья история связана с моим коллегой, герцогом де Сюлли, который считается первым реформатором финансов в истории Нового времени, именно он воплотил в жизнь новый тезис Генриха IV, который озаботившись бедствиями своего многострадального народа заявил о том, что у каждого крестьянина Франции должна быть курица в горшке.




Начнем с более ранней истории замка. Сюлли-сюр-Луар находится на левом берегу Луары и занимает очень выгодное торговое положение, потому как стоит на пересечении сразу нескольких путей: трех земных и одного водного. Такое выгодное для торговли "географическое положение" между Солонью и Берри и стало причиной постройки нового замка.







Замок впервые упоминается в 1102 году. Считается, что его создателями были наследники древнеримского диктатора Суллы - семья баронов Сюлли. Они возводят замок Сюлли-сюр-Луар недалеко от переправы через реку и начинают брать деньги с тех, кто этой переправой пользуется.







В конце XIV века замок перешел к Ги де ла Треймулю, принявшем решение перестроить замок и дополнить его донжоном, сохранившимся до наших дней. Специально приглашенный архитектор Реймон дю Тампль(архитектор короля и герцога Орлеанского) создает донжон замка, который с тех пор и поныне является основной частью замка.





Однако подлинного расцвета Сюлли-сюр-Луар достиг, когда его хозяином в самом начале XVII века стал Максимильен де Бетюн. Впоследствии он добавил название замка к своей фамилии и вошел в историю как Великий герцог де Сюлли. Этот незаурядный человек был гугенотом, в возрасте 12 лет чудом пережил Варфоломеевскую ночь, а позднее Генрих Наваррский взял Максимильена пажем в свою свиту.



К концу страшного XVI столетия цветущая некогда Франция оказалась фактически разорена. Междоусобные религиозные войны длились не одно десятилетие, причем резня, случившаяся в Варфоломеевскую ночь, была лишь одним из ее трагических эпизодов. Гибли люди, нищали города, разорялись крестьянские хозяйства. В те годы вряд ли кто мог представить себе, что пройдет еще несколько десятилетий и Франция, ведомая кардиналом Ришелье, вновь станет доминирующей державой Европы. Впрочем, великий кардинал, хоть и был тонким политиком, в деле возрождения экономики пришел на готовое. Он лишь использовал ту финансовую базу, которую создал именно герцог Сюлли, ближайший сподвижник короля Генриха IV.







До эпохи Генриха IV экономика практически всех европейских стран развивалась сама по себе, тогда как разнообразные правители концентрировали свои усилия преимущественно на ведении войн и на политическом манипулировании. В расширении границ преимущественно и состояло искусство государственного управления. А для того чтобы иметь сильные армии, способные осуществлять это самое расширение, европейские монархи облагали налогами крестьян и брали крупные займы у горожан. Экономика жила своей собственной жизнью, но, развившись до приличного уровня, начинала использоваться в качестве дойной коровы, питающей своим «молочком» разного рода милитаристские планы.







В крестьянской Франции со времен короля-централизатора Людовика XI быстро возрастало налоговое бремя. Испания после открытия Америки налегла на использование заморского золотишка. Англия под покровительством матушки Елизаветы по мере своих пиратских сил это золотишко перехватывала в Атлантике. Причем монархи всех стран не упускали возможности еще и грабануть собственных подданных, не вписавшихся по какой-то причине во властную вертикаль. Филипп Красивый экспроприировал тамплиеров, Генрих VIII — английские монастыри, Фердинанд и Изабелла — испанских евреев.







Словом, каждый богател как мог, но никому не приходило в голову сменить охоту за чужим добром и собирательство легких денег на целенаправленное методичное выращивание экономики. И вдруг Генрих IV Бурбон, озаботившись бедствиями своего многострадального народа, провозгласил принципиально новый тезис. Он заявил о том, что у каждого крестьянина Франции должна быть курица в горшке.

Существует предположение, что это было не просто фигуральное выражение монарха, а совершенно конкретное указание на распространенное в Пиренеях блюдо (так называемая «курица, приготовленная в горшочке»), с которым Генрих был хорошо знаком еще в бытность свою королем Наваррским.







К моменту возникновения этой монаршей инициативы вопрос о заполнении горшка решался исключительно посредством развития личных взаимоотношений крестьянина с курицей. Теперь же король декларировал необходимость формирования определенной государственной политики в отношении совершенно обнищавшего налогоплательщика.

С тех пор Генрих IV прослыл великим королем. Естественно, не только в связи с его экономической инициативой, но также благодаря Нантскому эдикту, обеспечившему многолетний мир католиков с протестантами, и по причине трагической гибели в расцвете сил от руки убийцы. Реализовывать же новую экономическую политику Бурбонов пришлось герцогу Сюлли, на которого легла основная нагрузка в отношении курицы и горшка.





Максимильен появился на свет в 1560 г. в знатной, аристократической семье. Он являлся прямым потомком графов Фландрских и вряд ли предполагал в детстве, что знаменит станет не столько своими ратными подвигами, сколько экономическими преобразованиями. Однако судьба его сложилась ьесьма нестандартно.

В 12 лет он попал в ближайшее окружение Генриха Наваррского и отправился вместе с ним в Париж. Здесь, возможно, Максимильен окончил бы свои дни, так и не став герцогом Сюлли, поскольку летом 1572 г. случилась Варфоломеевская ночь, в ходе которой было вырезано порядка трех с половиной тысяч гугенотов — французских протестантов-кальвинистов. А он был самым что ни на есть типичным гугенотом.







Чудом избавившись от мечей католиков в мрачную Варфоломеевскую ночь, Максимильен бежал и затем воспитывался при королевском Наваррском дворе, изучая историю и математику. Впрочем, война настигла его и там. В 16 лет юный барон де Рони начал сражаться на стороне протестантов, на стороне своего любимого короля. В ходе войны стали постепенно проявляться его особые таланты. Экономистов, правда, на поле битвы не требовалось, и Рони зарекомендовал себя сперва как толковый военный инженер.

Со смертью Генриха III — последнего из Валуа — король Наваррский унаследовал французский трон под именем Генриха IV. Однако католики (особенно парижане) несколько лет не воспринимали этого протестанта как своего монарха. Война продолжилась. В одной из битв де Рони был серьезно ранен, однако сумел впоследствии встать на ноги.







Наконец, в 1593 г. король отрекся от протестантизма со словами «Париж стоит мессы» и на следующий год завершил долгожданным миром бесконечную череду междоусобных войн. Верный де Рони поддержал переход Генриха в католицизм, руководствуясь государственными соображениями, однако сам при этом остался гугенотом. Смена вероисповедания могла стать для этих людей важным политическим ходом, но отнюдь не способом обустройства личной карьеры.

Впрочем, при добром короле Генрихе протестанты не подвергались дискриминации. Напротив, Максимильен вошел в самый ближний круг сподвижников монарха и занялся наиболее важными после окончания войны экономическими вопросами. Фактически все государственные дела, кроме дипломатических, оказались в его ведении. С 1597 г. он руководил финансами Франции, с 1599 г. — системой путей сообщения, а с 1601 г. — артиллерией и фортификацией, которые являлись в гораздо большей степени экономическими проблемами, нежели военными. Во всех сферах, которыми ему довелось руководить, наш герой расставлял свои кадры, формируя зачатки будущей мощной бюрократической системы.







Даже женитьба короля на Марии Медичи не обошлась без Максимильена. Генрих был должен Великому герцогу Тосканскому миллион экю. В приданое за Марией тот предлагал полмиллиона. Причем дело, по всей видимости, шло просто о зачете этой суммы в счет погашения долга. Однако вмешался Рони и выторговал еще сотню тысяч. Причем из общей суммы более половины Генрих получал за Марией наличными и лишь остальное засчитывалось в счет долга.

В 1606 г. за свою верную и — что самое главное — эффективную службу де Рони был удостоен титула герцога Сюлли. Король часто приезжал к своему любимцу, кстати, и погиб Генрих в 1610 г. именно по дороге к нему. Убийца вскочил в королевскую карету и нанес удар кинжалом.

Сюлли пережил своего монарха на 31 год. Однако после смерти великого короля он вскоре оказался не у дел. Тем не менее за сравнительно короткое время реформ герцог сумел сделать чрезвычайно много.







Главным направлением деятельности Сюлли стало снижение бремени прямых налогов. Ставка оказалась уменьшена в среднем более чем на 10 процентных пунктов. По тем временам подобный либерализм был совершенно необычным делом. Типичный монарх ведь думал лишь о том, как бы налоговое бремя усугубить, поскольку экономика не рассматривалась им в качестве сферы приложения своих сил. Экономика являлась своеобразной «дойной коровой». И в этом смысле снижение налогов «покушалось на святое». Подрыв собственной военной мощи таким «гнилым либерализмом» можно уподобить, наверное, отказу современного предпринимателя от стремления к максимизации прибыли.

Однако Сюлли понял, что разоренное длительной войной крестьянство нуждается в передышке. Только так оно сможет наконец подняться на ноги. Герцог включил экономику в сферу деятельности государства, перестав рассматривать ее в качестве некой объективно заданной внешней среды, в качестве «природы», где занимаются лишь охотой и собирательством, но не возделывают почву под будущий урожай. Снижение налогового бремени стало именно таким возделыванием почвы, способным принести через некоторое время богатые плоды.







Впрочем, Сюлли не только снижал прямые налоги, но и повышал косвенные (в частности, габель — налог на соль). Дело в том, что такого рода подати лучше собираются в условиях неразвитых административных систем, т.е. тогда, когда власть не обладает достаточной информацией о состоянии дел налогоплательщика. Узнать, сколько способен заплатить крестьянин со своего участка земли, Сюлли вряд ли мог. Ведь у него не имелось даже самого примитивного чиновничьего аппарата. Но взимать деньги, скажем, при продаже соли оказывалось намного проще. Тем более что косвенные налоги были объединены в пять крупных откупов, т.е. передавались для сбора частным предпринимателям, которые обязывались заплатить в королевскую казну некую сумму вне зависимости от успеха своей фискальной деятельности.

Благодаря косвенным налогам удавалось худо-бедно наполнять королевскую казну. Сюлли даже сумел погасить значительную часть накопленного в период междоусобиц государственного долга. Королевская казна стала меньше зависеть от жадных кредиторов. Процентная ставка по займам снизилась. Тем самым бюджет получил возможность экономить средства, которые раньше уходили на обслуживание долга. Королю становилось легче сводить концы с концами.





Правда, жизнелюбивый Генрих часто злоупотреблял теми возможностями, которые возникали благодаря экономному ведению хозяйства герцогом Сюлли. Король любил перекинуться в картишки и проигрывал порой довольно крупные суммы. Сюлли ворчал на него, но платил королевские долги. К 1608 г. положение дел стало нестерпимым, и герцог добился от короля обещания не играть по-крупному. Однако страсть Генриха оказалась сильнее его благоразумия. На следующий год он снова проиграл 150 тысяч ливров.



Наверное, никакая экономия средств не помогла бы сохранить в целости королевскую казну, если бы разоренная религиозными войнами экономика благодаря снижению налогового бремени не начала постепенно выходить из кризисного состояния. Кстати, происходило это не только благодаря либеральной фискальной политике. Сюлли проявил заботу об охране имущественных прав, изрядно страдавших в период военных беззаконий. Несколько королевских указов защитили собственников и, в частности, ограничили возможность продажи земли за долги.

Сюлли покровительствовал не только производству, но и торговле. Он снимал ограничения, препятствовавшие вывозу хлеба и вина из одной провинции в другую.



«Свобода лучше, чем несвобода», — считал, по всей видимости, Сюлли. Однако одного лишь либерализма в те времена было недостаточно для того, чтобы Франция превратилась в успешную, высокоразвитую страну. Существовала, например, такая проблема, как отсутствие нормальных дорог. Формированию единого французского рынка препятствовали не только нормативные ограничения торговли между провинциями, но и ограничения физические. Попробуй поторгуй вдали от своего города, если не знаешь, как отвезти мешок зерна или бочку вина!

Чтобы разрешить эту проблему, герцог попытался воздействовать на экономику не только финансовыми методами, но и путем прямого государственного вмешательства. «Сюлли в конце правления Генриха IV, — отмечает Ле Руа Ладюри, — тратил до 5% общей суммы ежегодных государственных доходов на строительство и ремонт дорог и бакенов, на развитие водного и особенно наземного транспорта <...> Подобные усилия в истории Франции были беспрецедентными». Герцог формирует целую систему надзора за путями сообщения. На него работает большой штат географов, картографов, математиков, руководителей строительных работ, каменщиков и инженеров.

Частный бизнес в те годы мог развивать ремесло и торговлю, но вряд ли способен был создавать инфраструктуру. На эти цели требовались слишком масштабные вложения. Их взяло на себя государство.





Яркий пример того, как Сюлли вместе со своим монархом пытался красиво обустроить жизнь, — это планировка городов, и прежде всего Парижа. Средневековый город, доставшийся в наследство Новому времени, был по природе своей стихиен — узкие и кривые улочки, теснящиеся на ограниченном пространстве дома, две-три площади строго функционального назначения (рынки и церемониальное место перед собором). Сюлли по сути дела впервые во Франции начал планировать городское развитие. При нем был построен прекрасный ансамбль площади Вогезов (первоначально называвшейся Королевской), который по сей день поражает гармонией и единообразием.





Центры такого рода предназначались по замыслу Генриха IV и Сюлли длянародных гуляний, т.е. для организации общественной жизни, которая раньше проходила стихийно. Одновременно с новыми центрами реконструировались старые, естественным образом существующие вокруг королевских дворцов. Политический блеск французской монархии был подчеркнут большими строительными работами, осуществлявшимися в Лувре и Тюильри.



Сюлли не был бескорыстным служакой, заботящемся с утра до ночи лишь о благе государства. Параллельно с королевской казной наполнялась и его собственная мошна. Личное состояние Сюлли за годы его службы было изрядно преумножено более или менее законными спекуляциями. К концу своей государственной карьеры герцог имел порядка 5 млн ливров. Для сравнения можно отметить, что состояние крупного финансиста того времени оценивалось примерно в 2-3 млн.



Таким образом, герцог был не только высокопоставленным государственным служащим, определявшим ход политических дел, но и богатейшим человеком своего времени — своеобразным олигархом XVII века.



Но вернемся к замку. 1648-1653 годы - время Фронды (фр. la fronde, "праща") во Франции, годы антиправительственного движения, практически гражданской войны. В эти годы пращи часто использовались группами парижан, бившими стекла в домах тех, кто поддерживал кардинала Мазарини. Молодой Людовик XIV смог укрыться в замке в марта 1652 года. Также в те страшные времена убежище здесь нашли кардинал Мазарини и Анна Австрийская



В 1715 году замок стал укрытием для еще одной знаменитой особы. Это был Вольтер, который скрывался от разгневанного Филиппа Орлеанского, желавшего разобраться с Вольтером за его сатирические рассказы. Прямые потомки герцога владели дворцом вплоть до 1962 года, когда он был выкуплен государством.



Считается, что именно благодаря пребыванию замка в во владении одной семьи, он так хорошо сохранился по наше время.





Свиньи зауважали графа и восхитились замком



И я




В посте использованы материалы книги "Модернизация: от Елизаветы Тюдор до Егора Гайдара"

Автор фотографий - Фотограф на Кипре, обработка моя


Бретань


Дордонь


Лазурный берег


Монако



замки Луары


Нормандия


Рона-Альпы


Прованс


_______________________________________________________________________________________________


Партнёры блога: Свадьба на Кипре с Wedlux - Организация символических, официальных свадеб и фотосессий на Кипре:



 photo 2014-09-17_afterwedding_nadya_kirill-0284.jpg

Posts from This Journal by “.замки Луары” Tag

Comments

( 14 comments — Leave a comment )
livejournal
Feb. 18th, 2016 05:34 pm (UTC)
Замок Сюлли-сюр-Луар (Chateau de Sully-sur-Loire)
Пользователь bykovvg_1952 сослался на вашу запись в своей записи «Замок Сюлли-сюр-Луар (Chateau de Sully-sur-Loire)» в контексте: [...] Оригинал взят у в Замок Сюлли-сюр-Луар (Chateau de Sully-sur-Loire) [...]
krabasyatka
Feb. 18th, 2016 08:05 pm (UTC)

Классный репортаж. Очень красиво и интересно. Видно, что тема вам интересно, вы вложили в репортаж много труда. Спасибо.

smarty_yulia
Feb. 19th, 2016 07:06 am (UTC)
Спасибо, да, люблю Францию и все, что с ней связано.
cristina_martin
Feb. 19th, 2016 07:53 pm (UTC)
Моя мечта посетить земли Луары :)
Столько там красоты!
smarty_yulia
Feb. 21st, 2016 06:25 am (UTC)
Пусть мечта поскорее сбудется!
ionika_mink
Feb. 21st, 2016 08:20 pm (UTC)
Интересная история и прекрасный замок!
smarty_yulia
Feb. 22nd, 2016 07:00 am (UTC)
Спасибо, я рада, что интересно!
lesadko
Feb. 22nd, 2016 03:16 pm (UTC)
Поразилась твоему, Юля, изложению истории о Сюлли и временах Генриха 4. Ты сама это написала по источникам? Или брала готовый текст? Ну очень гладко и интересно написано! И стильно. Если текст твой оригинальный, то выражаю тебе респект! :-)
Ты всегда интересно пишешь на темы путешествий, о странах и городах, традициях и т.п., но это впервые ( на моей памяти) такой большой исторический текст с множеством фактажа и видно, что ты хорошо владеешь темой.
smarty_yulia
Feb. 22nd, 2016 04:54 pm (UTC)
Прочитала несколько разных источников и объединила все в одно целое :)) Думаю, просто тема тебе близка и интересна, вот и "зацепилась" взглядом. А вообще меня тема истории Франции последнее время очень увлекла, сейчас читаю книгу про гобелен Байе, очень интересно :))
lesadko
Feb. 23rd, 2016 05:59 pm (UTC)
Ты его уже видела в музее в Байе? Я вживую нет. Но гобелен известный. Меня эта тема очень-очень интересует, прямо до дрожи))) Мы в мае прошлого года были всего в нескольких километрах от Гастингса и не получилось заехать, ех.... На французском читаешь?
smarty_yulia
Feb. 23rd, 2016 07:06 pm (UTC)
Вживую видела в Байе, и даже домой фрагмент купили - радует нас. Читаю на русском, я даже на английском не люблю читать, не то, что на французском))) лентяйка)))
smarty_yulia
Feb. 22nd, 2016 04:56 pm (UTC)
Я еще хотела сюда вставить описание Сюлли в книгах Дюма, но он там скорее отрицательный персонаж, поэтому в концепцию не вписалось)))
lesadko
Feb. 23rd, 2016 05:53 pm (UTC)
не помню совсем его в Дюма... Наверное в "Королеве Марго"? Давно очень читала
smarty_yulia
Feb. 23rd, 2016 07:08 pm (UTC)
В "Красном Сфинксе". Я все собираюсь Дюма перечитать, в юношестве он мне как-то не шел совсем((
( 14 comments — Leave a comment )

Полезные ссылки:



Free counters!

Tags

Latest Month

September 2017
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Profile

Улыбаюсь капо греко
smarty_yulia
Живу на Кипре. Путешествую по Европе
Свадьба на Кипре
Powered by LiveJournal.com